Face of Russia Лицо России

Людям о людях

Олег

Частный сыщик рассказал о том, как приходят в профессию, легально ли заниматься такой деятельностью в России и о самых необычных запросах, с которыми приходилось работать.

 

— Здравствуйте, Олег! Расскажите, как вы стали детективом? 

— Банально: я работал в полиции, тогда еще милиции, в уголовном розыске, и в какой-то момент понял, что мои знания, мой ум и все, что я могу дать стране, особо-то не нужны. Решил, ну не хотите вы меня, значит буду я вас, и уволился. Попробовал поработать в коммерции, но не мое — мозги не перестроить. Общался в бывшими коллегами, кто-то там в адвокатуре, но в адвокатуре мне не нравится, потому что ничего не зависит от тебя, все зависит от того человека, который сидит на председательском месте суда. И что бы я ни принес, какую бумагу, где написано черным по белому, что человек не виновен, и это все видят, но суд решит по-своему. Я-то все сделал, а результата нет.Поэтому когда появился частный сыск, подумал «Почему бы и нет?». Пошел, получил лицензию, оформился и начал работать. В работе частного детектива, человек обратился найти кого-то, и я нашел. Помимо денег, которые я получаю, я получаю еще и моральное удовлетворение, что я помог.

— Давайте сразу определимся с понятиями: есть ли разница между сыщиком и детективом?

— Да нет…

— Вам самому как больше нравится?

 — А мне какое имя больше денег даст, так я и отзовусь (смеется).

— Почему у вас нет вывески? 

— Вывески нет по простой банальной причине: любой проходящий мимо считает своим долгом зайти и спросить «А что здесь такое?». Любопытство. И ладно бы по делу, а я ведь должен буду тратить свое время на объяснение бабушкам-старушкам и всем остальным, что здесь ваших кошек и собачек не ищут, здесь занимаются более серьезными делами. В интернете итак предоставлено достаточно, ну а здесь-то зачем?

— То есть ваш единственный способ поиска клиентов — через интернет?

— Нет, я не ищу клиентов, они сами приходят ко мне.

— По каким делам к вам обычно обращаются?

— Буквально перед вами была девушка, по причине, что бывший ее возлюбленный, с которым прожила три года, в данное время ей угрожает. Пришла за консультацией, что ей делать. Хотя такую консультацию ей должны были дать юристы, но почему-то обращаются к частному детективу. Другие дела — это сбор информации, поиск мошенников, должников, семейные проблемы. Семейная проблема в обывательском смысле — это измена мужа или жены и все. Забывают о том, что семейные проблемы — это и дети непутевые, уходящие из дома, это родители, отцы. Если помните, в свое время по Москве были разбросаны игровые автоматы, и люди просаживали там пенсии, зарплаты. Приходилось и это. Не пойдет мужчина в уголовный розыск, так и так у него сын стал пропадать — может быть наркотики, спайсы, секта. В уголовном розыске спросят «Он что-то нарушает? Нет? Ну извините, у нас там преступления». Поэтому остаемся мы — частные детективы, которые могут помочь разобраться в такой ситуации. Мошенники, должники… Всевозможные вопросы решаем.

— А почему с заявлениями о мошенничестве в полицию не идут?

— Идут, по суду с заявлениями, это Арбитраж, да, но люди-то хотят иногда хотят встретиться и решить вопрос в досудебном порядке.

— Как идет поиск пропавшего человека? Похожи ли вы на киношных полицейских, что сидят в авто в засаде и поедают пончики, или всю нужную информацию вы можете получить из интернета?

— Давайте исходить из того, что частный сыск в России появился в 92 году официально. И интернета-то не было, у меня сайт появился одним из первых — в 2001 году. До этого естественно люди работали ногами, работали в поле. Не знаю как насчет пончиков, а вот доширак в термосе помню. Но прогресс не стоит на месте. Плюс, знаете, появился интернет, появилась возможность получать ту информацию, которую ранее могу получить только от соседа, а тут [в интернете] люди сами все рассказывают о себе, и, естественно, это большое подспорье. Уже после того, как получаем всю информацию из интернета, предпринимаются конкретные действия в поле.

— В поле сами выходите?

— Я старый уже стал, заезженный, зашоренный. 25 лет, поймите правильно, уже нет той искры и того огонька, что был раньше. Поэтому, естественно, я не только сам, использую подручные средства (смеется, кивает на ассистентку).

— Много информации о других вы берете из социальных сетей, являетесь ли сами при этом их активным пользователем?

— Раньше да, но активность моя была направлена не столько на себя, сколько на развитие и объяснение что такое частный сыск и зачем он нужен в России.

— Влияет ли профессия на вашу жизнь? Имеете ли обыкновение следить за близкими?

— Влияет однозначно, но не в смысле за кем-то следить, я достаточно опытен, чтобы понять, где человек играет, где врет, где говорит правду. Но вот пример, решили купить машину, и вроде все нормально, но я все равно пытаюсь найти где-то подвох, несостыковку,

чтобы не проколоться. Можно сказать, постоянно на стреме. Но это помогает мне не обмануться.

— Какое самое дикое или необычное дело было на вашей памяти?

— (задумался) Все эти дела быстро стираются… Хотя был один момент. Обратился отец семейства, уважаемый человек, военный из региона, дочка уехала в Москву и пропала. С женой разругался, она тоже уехала в Москву. И найти он их не может. «Помоги», — говорит. Стал искать я эту девочку, тоже через соцсети, зацепился, смотрю вот вроде эта девушка, а вроде не она, и пролетела мимо незаметно. А когда уже собрали дополнительные материалы, все оказалось настолько умопомрачительно. Эта девушка решила сменить пол. И на тот момент, она не полностью еще сменила, но уже удалила грудь. А почему мама уехала — узнала, стала сопереживать, помогать, так как в Москве была операция. Нашел их, папу вызвал, он приехал к ним. Отец-военный, старой закалки Советского Союза и вот такое вот узнать, он, конечно, в шоке был. Потом сказал: «Была у меня девочка Даша, стал сын Гриша*. Ну будет теперь хоть с кем на рыбалку ходить!». А мы ведь видели ее, но подумали, что это не она, она уже начала имидж менять тогда.

— А из приятных дел что в памяти оседает? 

— Самые запоминающиеся — это когда я помогаю искать первую любовь. Как-то обратился человек из Майями. Когда-то давно он жил в Питере, встречался с женщиной, у них намечался брак, но у женщины папа был военный и его направили куда-то в Беларусь. Прошло 30 лет, он [клиент из Майами] попросил меня ее найти. Я нашел, дал телефон. Он с ней связался. Она была настолько растрогана, когда он ей позвонил. Но что самое печальное было в этой истории, что на момент, когда я ее нашел, я получил информацию, что у нее рак третьей степени. Я вынужден был донести эту информацию до клиента. Насколько я понял, он стал ей помогать в плане финансирования и всего остального. С одной стороны приятно, что помог им, нашел ее, а с другой — лучше бы не находил.

Историй-то много: родные кидают и обманывают друг друга, люди прожив вместе 25-30 лет вытворяют такие чудеса в отношении друг друга, что думаешь: «Господи, а зачем вы 30 лет мучились рядом, чтобы дойти до этого?». Жизнь проходит не как в кино с пончиками, которые эти толстые полицейские сидят и жрут в машине, нет. Это реальная жизнь, которая познается со стороны, и ты смотришь не художественный фильм с героями Голливуда, а смотришь на эту жизнь изнутри.

*имена героев были изменены

 

Поделись интервью

Next Post

Previous Post

© 2019 Face of Russia Лицо России

Theme by Anders Norén